Судебная практика моральный вред

Компенсация морального вреда: тенденции российской судебной практики

24 августа 2016

Компенсация морального вреда – один из способов защиты гражданином его нарушенных прав (абз. 11 ст. 12 ГК РФ). Размер компенсации определяет суд. Для этого он принимает во внимание степень вины нарушителя, а также характер физических и нравственных страданий потерпевшего, и выносит решение с учетом требований разумности и справедливости (ч. 2 ст. 1101 ГК РФ).

Закон, причем не только ГК РФ, но и иные нормативные правовые акты, предусматривает следующие основания для взыскания компенсации морального вреда:

  • нарушение тайны завещания (ч. 2 ст. 1123 ГК РФ);
  • нарушение личных неимущественных прав автора (ч. 1 ст. 1251 ГК РФ);
  • нарушение изготовителем (исполнителем, продавцом, уполномоченной организацией или уполномоченным индивидуальным предпринимателем, импортером) прав потребителя (ст. 15 Закона РФ от 7 февраля 1992 г. № 2300-I «О защите прав потребителей»);
  • нарушение прав и интересов гражданина в результате распространения ненадлежащей рекламы (ч. 2 ст. 38 Федерального закона от 13 марта 2006 г. № 38-ФЗ «О рекламе»);
  • невыполнение туроператором или турагентом условий договора о реализации туристского продукта (абз. 6 ст. 6 Федерального закона от 24 ноября 1996 г. № 132-ФЗ «Об основах туристской деятельности в Российской Федерации»);
  • нарушение прав и законных интересов гражданина в связи с разглашением информации ограниченного доступа или иным неправомерным использованием такой информации (ч. 2 ст. 17 Федерального закона от 27 июля 2006 г. № 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации»);
  • нарушение прав гражданина, связанное с дискриминацией в сфере труда (ч. 4 ст. 3 ТК РФ);
  • совершение работодателем неправомерных действий или бездействия в отношении работника (ст. 237 ТК РФ);
  • увольнение без законного основания или с нарушением установленного порядка либо незаконный перевод на другую работу (ч. 9 ст. 394 ТК РФ);
  • и другие.

В штате организации числятся несколько должностей одинаковой категории, но должностные оклады у сотрудников разные. Может ли это стать основанием для обращения работника с более низким окладом в суд с требованием о компенсации ему морального вреда? Ответ на этот и другие практические вопросы – в «Базе знаний службы Правового консалтинга» интернет-версии системы ГАРАНТ. Получите бесплатный доступ на 3 дня!
Получить доступ

Однако обязательство по компенсации морального вреда, напоминает адвокат, партнер Коллегии адвокатов города Москвы «Барщевский и Партнеры» Анастасия Расторгуева, возникает не во всех случаях, а только при одновременном наличии следующих признаков:

1

Страданий, то есть морального вреда как последствия нарушения личных неимущественных прав или посягательства на иные нематериальные блага.

2

Неправомерного действия/бездействия причинителя вреда.

3

Причинной связи между неправомерным действием и моральным вредом.

4

Вины причинителя вреда (ст. 151 ГК РФ).

Вне зависимости от вины причинителя вреда можно требовать компенсацию, только если:

  • источником повышенной опасности причинен вред жизни или здоровью гражданина;
  • гражданин был незаконно осужден, привлечен к уголовной ответственности либо в отношении него были незаконно применены в качестве мер пресечения заключение под стражу или подписка о невыезде, а также при незаконном наложении на него административного взыскания в виде ареста или исправительных работ;
  • в отношении гражданина были распространены сведения, порочащие его честь, достоинство и деловую репутацию (ст. 1100 ГК РФ).

Моральный вред, поясняет ВС РФ, может заключаться в нравственных переживаниях в связи с утратой родственников, невозможностью продолжать активную общественную жизнь, потерей работы, раскрытием семейной, врачебной тайны, физической болью и др. (абз. 2 п. 2 Постановления Пленума ВС РФ от 20 декабря 1994 г. № 10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда»; далее – Постановление Пленума ВС РФ № 10).

При этом отсутствие в законодательном акте прямого указания на возможность компенсации причиненных нравственных или физических страданий не означает, что у потерпевшего нет права на возмещение морального вреда (абз. 3 п. 4 Постановления Пленума ВС РФ № 10).

Размер компенсации морального вреда

Вопрос определения судом размера компенсации морального вреда носит оценочный характер. Это связано с тем, что действующее законодательство не содержит четких критериев для его определения. По общему правилу, судьи выносят решения в рамках предоставленной им законом свободы усмотрения (Определение Конституционного Суда РФ от 15 июля 2004 г. № 276-О).

В связи с тем, что сумма компенсации морального вреда напрямую зависит от субъективной оценки суда, установить конкретные минимальные и максимальные пределы такой компенсации сложно.

МНЕНИЕ

Анастасия Расторгуева, партнер Коллегии адвокатов города Москвы «Барщевский и Партнеры»:

«В моей практике минимальный размер компенсации морального вреда составил 1 тыс. руб. за вред здоровью, причиненный ДТП, – нетрудоспособность потерпевшего длилась более 21 дня (решение Никулинского районного суда по делу № 2-1398/12). Максимальным был размер компенсации по делу о защите чести и достоинства – он составил 500 тыс. руб. (решение Савеловского районного суда от 18 ноября 2014 г. по делу № 2-6850/2014)».

На сегодняшний день средний размер компенсации морального вреда в Москве установился на отрезке от 5 тыс. до 50 тыс. руб.

При этом суды стали все чаще учитывать, стремятся ли истец и ответчик урегулировать спор в досудебном порядке. «Если истец отказывается от досудебного урегулирования и использует инструмент судебной защиты как способ обогащения, суды взыскивают минимальный размер морального вреда», – добавляет управляющий партнер Адвокатского бюро TRUST Алексей Токарев.

В целом же, определяя сумму компенсации морального вреда, суды стремятся, с одной стороны максимально возместить причиненный истцу моральный вред, а с другой стороны, не допустить неосновательного обогащения истца и не поставить в чрезмерно тяжелое имущественное положение ответчика, делится директор Департамента Корпоративного и коммерческого права Юридической фирмы GRATA International Яна Дианова.

Для зарубежных судов взыскание высоких сумм компенсации морального вреда – норма. Например, в США работники, чьи права были нарушены незаконным отстранением от работы или увольнением, могут претендовать на компенсацию в пределах $40 тыс. (например, дело Paul Loomis v. Michael Chertoff, Secretary, Dept. of Homeland Security, EEOC № 340-2005-00070X), а в Великобритании – до 10-25 тыс. (дело Dunnachie v. Kingston Upon Hull Council; Williams v. Southampton Institute; Dawson v. Stonham Housing Association. UKEAT 0726_02_2205 и дело Boyle v. Virgo Fidelis Senior School UKEAT 0644 _03_2301).

А вот отечественные судьи далеко не всегда взыскивают крупные суммы такой компенсации. Рассмотрим, какие тенденции складываются при рассмотрении российскими судами требований о возмещении морального вреда по наиболее распространенным видам судебных споров.

Компенсация морального вреда при ДТП

При рассмотрении споров, связанных с ДТП, суды в среднем в два-пять раз снижают размер присуждаемой компенсации морального вреда по сравнению с заявленной истцом суммой (решение Троицкого районного суда г. Москвы от 2 февраля 2016 г. по делу № 2-111/2016, решение Авиастроительного районного суда г. Казани от 20 июля 2016 г. по делу № 2-3572/2016).

Вместе с тем именно по этой категории дел судьи нередко взыскивают компенсацию в весьма крупном размере. Яна Дианова приводит следующие примеры:

  • 150 тыс. руб. в связи с потерей кормильца – истец требовал 500 тыс. руб. (определение Московского областного суда от 11 июля 2016 г. по делу № 33-18556/2016);
  • 250 тыс. руб. в связи с причинением тяжкого вреда здоровью – истец требовал 500 тыс. руб. (определение Московского областного суда от 6 июля 2016 г. по делу № 33-18275/2016);
  • 300 тыс. руб. также в связи с причинением тяжкого вреда здоровью – истец требовал 1 млн руб. (определение Московского областного суда от 15 июня 2016 года по делу № 33-15691/2016);
  • 800 тыс. руб. в связи с утратой близкого родственника – истец требовал 3 млн руб. (определение Московского областного суда от 20 июня 2016 г. по делу № 33-14309/2016).

Нередко заявленную истцом сумму суды снижают и в 10 раз. Тем не менее даже при таком раскладе можно получить компенсацию в размере выше среднего – например, 100 тыс. и 200 тыс. руб. соответственно было взыскано с виновника аварии в пользу истца в связи со смертью его бабушки и отца вместо заявленных 1 млн и 2 млн руб. (Определение ВС РФ от 28 марта 2016 г. № 18-КГ15-248).

Компенсация морального вреда при нарушении прав потребителей

Сумма компенсации по таким делам, как правило, незначительна – от 5 тыс. до 50 тыс. руб. (решение Красногвардейского районного суда Санкт-Петербурга от 20 июня 2016 г. по делу № 2-3373/2016, решения Красногвардейского районного суда Санкт-Петербурга от 4 июля 2016 г. по делу № 2-2223/2016 и по делу № 2-3708/2016, кассационные определения Московского городского суда от 6 июня 2014 г. № 4г/2-5344/14 и от 19 июня 2014 г. № 4г/2-5860/14).

При этом размер компенсации морального вреда по делам о защите прав потребителей не может быть поставлен в зависимость от стоимости товара (работы, услуги) или суммы подлежащей взысканию неустойки (п. 45 Постановления Пленума ВС РФ от 28 июня 2012 г. № 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей»).

Вместе с тем по данной категории дел суды также существенно снижают заявленную истцом сумму требований. Так, Анастасия Расторгуева приводит примеры судебных актов, которыми размер компенсации был снижен более чем в 20 раз – например, 5 тыс. руб. вместо 124,6 тыс. руб. или 1 тыс. руб. вместо 50 тыс. руб. (решение Лефортовского районного суда г. Москвы от 24 декабря 2015 г. по делу № 2-4122/2015, решение Мончегорского районного суда Мурманской области от 18 июля 2016 г. по делу № 2-1019/2016).

МНЕНИЕ

Яна Дианова, директор Департамента Корпоративного и коммерческого права Юридической фирмы GRATA International:

«Требования потребителей о возмещении морального вреда могут заявляться и удовлетворяться судом не только, если вред причинен непосредственно недостатками услуг, но и при необоснованном требовании оплаты медицинских услуг, включенных в программу государственных гарантий бесплатного оказания медицинской помощи (например, апелляционное определение Московского областного суда 6 июля 2016 г.по делу № 33-18092/2016)».

Компенсация морального вреда при нарушении трудовых прав

При грубом нарушении работодателем трудовых прав работников последние вправе требовать компенсировать им причиненный моральный вред. Однако и по такого рода спорам суды удовлетворяют заявленные требования в размере меньшем, чем было заявлено в исковом заявлении. В среднем размер компенсации морального вреда по таким спорам составляет 10 тыс. руб.

В частности, по трем разным делам в связи с невыплатой в срок зарплаты суды взыскали в пользу работников компенсацию в размере 10-12 тыс. руб. вместо заявленных 50 тыс., 30 тыс. и 20 тыс. руб. соответственно (апелляционное определение Московского областного суда от 15 июня 2016 г. по делу № 33-15981/2016, решение Красногвардейского районного суда Санкт-Петербурга от 15 июня 2016 г. по делу № 2-3336/16, решение Димитровского районного суда г. Костромы от 19 июля 2016 г. по делу № 2-954/2016). А по спору в связи с незаконным увольнением – 5 тыс. руб. вместо 50 тыс. руб. (апелляционное определение Московского областного суда от 27 июня 2016 г. по делу № 33-13948/2016).

Компенсация морального вреда при причинении вреда здоровью

В случае причинения вреда здоровью потерпевшего наличие морального вреда презюмируется – суд при этом устанавливает лишь размер самой компенсации (абз. 2 п. 32 Постановления Пленума ВС РФ от 26 января 2010 г. № 1 «О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина»). По мнению Анастасии Расторгуевой, наибольший размер морального вреда должен взыскиваться именно по данной категории дел, поскольку при этом предполагается наибольшая вероятность несения страданий, нравственных переживаний, потери работоспособности и др.

В этой части показательным можно считать решение Артемовского городского суда Приморского края от 11 апреля 2016 г. по делу № 2-78/2016. Рассмотрим его подробнее.

ПРИМЕР

В связи с неисправностью воздушного судна, посадка пассажиров на рейс производилась не через телескопический трап, а через перрон с помощью самоходного трапа. П. шла со своим грудным ребенком в числе первых пассажиров на посадку в автобус из аэровокзального комплекса, но, поскользнувшись на обледенелой поверхности наклонного пандуса, упала назад. При этом ребенок выпал из ее рук и покатился под ноги пассажиров, чудом избежав травмы. В результате медицинскими работниками здравпункта аэропорта она была отстранена от полета.

Сочтя, что аэропорт не обеспечил надлежащую безопасность пассажиров, прокурор обратился в суд с иском в интересах П. Сумма заявленного к ответчику требования о возмещении морального вреда составила 250 тыс. руб.

В обоснование размера компенсации морального вреда П. указала, что является одинокой матерью. Утрата способности к полноценной жизнедеятельности, в частности, к самообслуживанию, воспитанию и уходу за малолетним ребенком, срыв грудного вскармливания, а также отмена поездки в г. Санкт-Петербург, целью которой была необходимость медицинского обследования ребенка, принесли ей нравственные страдания. К тому же полученная травма причиняла и продолжала на момент судебного разбирательства причинять П. физическую боль.

Суд встал на сторону истца, отметив, что предпринятые аэропортом меры были недостаточными и не смогли обеспечить полной безопасности пассажиров при перемещении от здания аэровокзала к автобусу.

При этом размер определенной истцом компенсации морального вреда суд оставил без изменения, сочтя его с учетом степени нравственных и физических страданий П. справедливым.

Ответчик обжаловал это решение, требуя снизить сумму компенсации морального вреда, но вышестоящий суд оставил вынесенное решение без изменений (определение судебной коллегии по гражданским делам Приморского краевого суда от 19 июля 2016 г. № 33-7456/2016).

Таким образом, принимая решение о присуждении истцу компенсации морального вреда в достаточно крупном размере, суды в данном случае учли продолжительность лечения, нравственные и физические страдания, вызванные физической болью, а также переживания истца из-за невозможности самообслуживания и осуществления полноценного ухода за грудным ребенком (неспособность самостоятельно купать, одевать и осуществлять грудное кормление ребенка). Схожие фактические обстоятельства дела, отмечает Андрей Комиссаров, можно встретить и в других судебных актах (апелляционное определение Челябинского областного суда от 22 августа 2013 г. по делу № 11-8447/2013, апелляционное определение Пермского краевого суда от 13 октября 2014 г. по делу № 33-9146/2014, апелляционное определение Иркутского областного суда от 31 марта 2016 г. по делу № 33-3765/2016).

МНЕНИЕ

Андрей Комиссаров, руководитель коллегии адвокатов «Комиссаров и партнеры»:

«Обычно сумма компенсации не превышает 50 тыс. руб., однако анализируемое судебное решение явно выбивается из общей картины вещей. Какие факторы могли повлиять на принятие такого решения? Во-первых, личность потерпевшей, которая является матерью грудного ребенка и вызывает сострадание. Во-вторых, крупные и богатые компании-ответчики, которые являются платежеспособными должниками, поэтому сумма в 250 тыс. руб. существенно на их имущественном состоянии не отразится».

По мнению Алексея Токарева, в подобных случаях судьи стремятся использовать компенсацию морального вреда в качестве рычага влияния на недобросовестных ответчиков.

Требовать возмещения морального вреда можно и в том случае, когда вред здоровью был причинен в результате ненадлежащего исполнения органами государственной власти, местного самоуправления или уполномоченными организациями возложенных на них законодательством обязанностей, добавляет Яна Дианова. Если факт допущенного со стороны соответствующих органов нарушения, факт причинения вреда, а также причинно-следственная связь между ними доказаны, суды удовлетворяют такие требования. Так, с администрации г. Дубны была взыскана компенсация морального вреда в размере 80 тыс. руб. в пользу истца, которая упала, споткнувшись о выступающую из раскрошившегося асфальта арматуру и получила травму в виде сложного перелома руки со смещением (апелляционное определение Московского областного суда от 18 июля 2016 г. по делу № 33-19235/2016).

«В последнее время с ответчиков все чаще взыскивают компенсацию морального вреда в размере от 100 тыс. до 800 тыс. руб. К примеру, по иску в результате причинения средней тяжести вреда здоровью при имущественных затратах потерпевшего на лечение в размере 80 тыс. руб. суд взыскал с виновника компенсацию в размере 500 тыс. руб. (приговор мирового судьи судебного участка № 370 Тверского района г. Москвы от 31 марта 2015 г. по делу № 01-0005/370/2015)», – добавляет Алексей Токарев.

Найдите еще больше судебных решений по спорам, связанным с возмещением морального вреда, в Энциклопедии судебной практики интернет-версии системы ГАРАНТ. Получите бесплатный
доступ на 3 дня!
Получить доступ

***

Если проследить судебную практику за последний год, можно отметить, что суды все реже ограничиваются минимальными размерами при взыскании компенсации морального вреда. Главное, при обращении с исковым заявлением в суд как можно убедительнее обосновать сумму заявленных требований. Чем подробнее раскрыто, чем именно вызваны нравственные страдания и как действия/бездействие ответчика отразились на привычном укладе жизни потерпевшего, его физическом и психическом состоянии, тем больше шансов взыскать компенсацию в крупном размере.

Документы по теме:

  • Гражданский кодекс Российской Федерации
  • Трудовой кодекс Российской Федерации
  • Закон РФ от 7 февраля 1992 г. № 2300-I «О защите прав потребителей»
  • Постановление Пленума ВС РФ от 20 декабря 1994 г. № 10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда «
  • Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 28 июня 2012 г. № 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей»
  • Постановление Пленума ВС РФ от 26 января 2010 г. № 1 «О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина «

Моральный вред и защита деловой репутации: в каком случае юридические лица могут требовать компенсацию?

24 сентября 2015

17 августа ВС РФ принял акт, который должен послужить судам ориентиром при рассмотрении дел о возмещении юридическим лицам морального вреда (Определение ВС РФ от 17 августа 2015 г. № 309-ЭС15-8331; далее – Определение).

ГК РФ в своей первоначальной редакции и вплоть до 1 октября 2013 года (Федеральный закон от 2 июля 2013 г. № 142-ФЗ) содержал положение о том, что юридическое лицо, в отношении которого распространены сведения, порочащие его деловую репутацию, вправе наряду с опровержением таких сведений требовать возмещения убытков и морального вреда (п. 5, п. 7 ст. 152 ГК РФ в первоначальной редакции). В связи с этим в судебной практике также появилось указание на аналогичное право организации (п. 11 Постановления Пленума ВС РФ от 18 августа 1992 г. № 11, п. 15 Постановления Пленума ВС РФ от 24 февраля 2005 г. № 3).

При этом позиции высших судебных инстанций в этом вопросе не были однозначными.

Так, ВАС РФ указывал на то, что моральный вред – это физические и нравственные страдания, и исходя из смысла ст. 151 ГК РФ он может быть причинен только гражданину, но не юридическому лицу (Постановление Президиума ВАС РФ от 5 августа 1997 г. № 1509/97, Постановление Президиума ВАС РФ от 1 декабря 1998 г. № 813/98). ВАС РФ ориентировал суды на то, что деловая репутация юридического лица защищается посредством опровержения распространенных сведений и возмещения убытков, но никак не с помощью компенсации морального вреда.

Может ли общество защищать свою деловую репутацию, если распространенная информация о директоре касается его как физического лица, а не как исполнительного органа юридического лица, и содержит в себе критику его личных и деловых качеств, не связанных с деятельностью данного общества? Узнайте в »Энциклопедии судебной практики» интернет-версии системы ГАРАНТ. Получите бесплатный доступ на 3 дня!
Получить доступ

В свою очередь КС РФ уточнил, что юридические лица не лишены права предъявлять требования о компенсации убытков, в том числе нематериальных, причиненных умалением деловой репутации (Определение КС РФ от 4 декабря 2003 г. № 508-О). «При этом КС РФ не стал отождествлять понятия «моральный вред» и «нематериальный вред, нанесенный юридическому лицу». Это верно, поскольку компенсация морального вреда взыскивается при наступлении физических и нравственных страданий, в то время как компенсация нематериального вреда – при умалении деловой репутации, не обязательно влекущем физические и нравственные страдания истца», – отмечает юрист юридической компании «Хренов и партнеры» Артем Анпилов.

Однако поскольку ГК РФ, как уже было указано, распространял все правила о защите чести и достоинства граждан на защиту компаниями своей деловой репутации, такая не до конца определенная в терминологии позиция КС РФ давала юридическим лицам возможность требовать компенсации причиненного им морального вреда – причем не только при разрешении дел о защите деловой репутации, но и в делах иных категорий. «Истцы были убеждены – раз в одном случае такой вред возможен, то почему бы ему не быть возможным и в других случаях. Чаще всего с подобными требованиями обращались компании из-за бездействия судебных приставов, долгое время не предпринимавших никаких действий для исполнения судебного акта», – уточняет адвокат, старший юрист коллегии адвокатов «Муранов, Черняков и партнеры» Ольга Бенедская.

1 октября 2013 года вступили в силу поправки в ГК РФ, устранившие какие-либо сомнения в том, что такой способ защиты гражданских прав, как компенсация морального вреда, может применяться лишь в отношении физического лица. А в п. 11 ст. 152 ГК РФ теперь прямо сказано, что к защите деловой репутации компании применяются те же правила, что действуют в отношении защиты прав граждан, за исключением положений о компенсации морального вреда.

Тем не менее, даже после внесения поправок судебная практика продолжала разниться, и этому была серьезная причина. Адвокат адвокатского бюро «Форвард Лигал» Роман Гусак обращает внимание на то, что, удовлетворяя требования юридических лиц о компенсации морального вреда, суды основывались прежде всего на ч. 4 ст. 15 Конституции РФ о приоритете международных норм перед национальными (постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 6 октября 2014 г. № 17АП-11420/14). Дело в том, что Конвенция о защите прав человека и основных свобод, ратифицированная Россией, не исключает возможности компенсации морального вреда организациям. Это получило отражение и в международной практике, в частности, в практике Европейского суда по правам человека. Что касается отказов в удовлетворении требований, то они основывались на положениях п. 11 ст. 152 ГК РФ с указанием на невозможность взыскания морального вреда. Суды при этом нередко пользовались мотивировкой ВАС РФ и подчеркивали, что юридическое лицо в силу особенностей своего правового положения лишено реальной возможности испытывать физические и нравственные страдания (постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 24 июля 2015 г. № 15АП-9283/15).

Именно поэтому юристы с таким нетерпением ждали, как же ВС РФ разрешит сложившуюся коллизию российского и международного права. Однако вынесенное Судом Определение этого вопроса не затронуло. Тем не менее, ВС РФ подчеркнул, что правила о моральном вреде на юридических лиц не распространяются. Рассмотрим это дело подробнее.

Суть спора

На основании решения суда (решение Арбитражного суда Пермского края от 27 января 2014 г. № А50-15334/2013) компания получила исполнительный лист на взыскание с индивидуального предпринимателя Ш. задолженности в общей сумме 99 333,07 руб.

17 марта 2014 года исполнительный лист был направлен приставам и получен ими 27 марта 2014 года. 5 мая 2014 года компания направила приставам запрос о ходе исполнительного производства. Не получив ответа, 27 августа того же года заявитель обратился в службу судебных приставов с повторным запросом.

Поскольку оба запроса были оставлены ФССП России без внимания, компания обратилась в суд с иском о взыскании с государства 49 666,53 руб. в счет возмещения морального вреда. Удовлетворяя заявленные требования, суд первой инстанции пришел к выводу, что истец находился в состоянии неопределенности, что оправдывает присуждение ему такой компенсации (решение Арбитражного суда Пермского края от 17 декабря 2014 года по делу № А50-21226/2014). Данная позиция была подкреплена следующими доводами.

Одной из основных задач исполнительного производства является правильное и своевременное исполнение судебных актов (ст. 2 Федерального закона от 2 октября 2007 г. № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве»). И вред, причиненный юридическому лицу в результате бездействия государственных органов, органов местного самоуправления либо должностных лиц этих органов, подлежит возмещению за счет средств соответствующего бюджета (ст. 1069 ГК РФ).

Что касается обоснованности требований о возмещении истцу морального вреда, суд обратил внимание на то, что составной частью российской правовой системы является Конвенция о защите прав человека и основных свобод, в том числе практика Европейского Суда по правам человека (ст. 15 Конституции РФ). Так, в постановлении Европейского суда по правам человека от 6 апреля 2000 года по делу «Дело «Комингерсолль С.А.» (Comingersoll S.A.) против Португалии», было отмечено, что суд не может исключать возможность присуждения компенсации за моральный вред коммерческой организации, поскольку длительная неясность, возникшая из-за неисполнения третьим лицом своих обязательств в разумный срок, должна причинять компании, ее директорам и акционерам значительное неудобство.

Таким образом, Европейский суд по правам человека при определении вопроса о компенсации юридическому лицу нарушенного нематериального блага исходит не из факта физических и нравственных страданий юридического лица, а из факта длительной неопределенности в принятии того или иного решения. Именно этот довод и был принят за основу судом первой инстанции.

Поскольку истец в течение продолжительного периода времени не извещался о мерах, направленных на исполнение судебного акта, суд сделал вывод о том, что компания находилась в состоянии неопределенности, и это в полной мере оправдывает присуждение ей компенсации.

Сумма возмещения морального вреда, произвольно определенная истцом как 50% от суммы задолженности по исполнительному листу, составила 49 666,53 руб. Суд счел это требование соразмерным и не нашел оснований для его уменьшения.

Апелляционная и кассационная инстанции признали принятое решение законным и обоснованным и оставили его в силе (постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 19 февраля 2015 г. № 17АП-18311/14, постановление Арбитражного суда Уральского округа от 18 мая 2015 г. № Ф09-1824/15). Однако ВС РФ с мнением коллег не согласился.

Позиция ВС РФ

Выводы нижестоящих судов ВС РФ счел ошибочными по следующим основаниям.

Он напомнил, что в том случае, когда гражданину причинен моральный вред, суд может возложить на нарушителя обязанность такой вред компенсировать (абз. 1 ст. 151 ГК РФ).

При этом Суд уточнил, что под моральным вредом понимаются нравственные или физические страдания, причиненные действиями (бездействием), посягающими на принадлежащие гражданину нематериальные блага или нарушающими его личные неимущественные либо имущественные права (абз. 1, абз. 4 п. 2 Постановления Пленума ВС РФ от 20 декабря 1994 г. № 10 «Некоторых вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда»).

ВС РФ также подчеркнул, что моральный вред подлежит компенсации только в случаях, предусмотренных законом (п. 2 ст. 1099 ГК РФ).

Таким образом, из буквального содержания вышеприведенных положений Суд сделал вывод о том, что компенсация морального вреда возможна лишь в случае причинения морального вреда гражданину действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие ему другие нематериальные блага. В иных случаях компенсация морального вреда может иметь место лишь при наличии прямого указания об этом в законе.

Однако поскольку право юридического лица требовать возмещения причиненного ему морального вреда в законе прямо не предусмотрена, ВС РФ заключил, что оснований для удовлетворения заявленных истцом требований не имелось.

МНЕНИЕ

Роман Бевзенко,
профессор Российской школы частного права, партнер юридической компании «Пепеляев Групп», к. ю. н.

«Правильность подхода судов к взысканию компенсации морального вреда в пользу юридических лиц всегда вызывала у меня большое сомнение, так как для защиты интересов компаний в случае неисполнения вынесенных в их пользу судебных актов существует еще один очень интересный инструмент, схожий с компенсацией морального вреда – компенсация за нарушение права на исполнение судебного акта в разумный срок (Федеральный закон от 30 апреля 2010 г. № 68-ФЗ «О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок»). Эта компенсация является своеобразным денежным «извинением» государства за то, что оно не смогло организовать быструю и эффективную защиту правомерного интереса. Принципиально то, что она присуждается вне зависимости от вины государственного органа по принудительному исполнению судебных решений».

Ближайшие семинары с участием Романа Бевзенко

Вместе с тем не все юристы склонны считать, что вынесенное ВС РФ определение полностью закрыло вопрос о возможности компенсации юридическому лицу морального вреда. «Упомянутое определение ВС РФ содержит внутреннее противоречие – с одной стороны, в нем сделан вывод о том, что правовая природа морального вреда не предполагает его компенсацию юридическим лицам, но с другой стороны, в нем указано, что все-таки могут существовать какие-то случаи, прямо предусмотренные законом, когда компенсация морального вреда организациям возможна», – рассуждает Ольга Бенедская.

Дела о взыскании компенсации за моральный вред vs. дела о защите деловой репутации

Как было сказано выше, КС РФ счел возможным требовать возмещения нематериальных убытков, причиненных юридическому лицу умалением его деловой репутации (Определение КС РФ от 4 декабря 2003 г. № 508-О). В результате в судебной практике появилось понятие так называемого «репутационного» вреда, содержание которого отличается от морального вреда, причиненного физическому лицу. Аналогичный подход разделял и ВАС РФ, который к тому же еще и определил подлежащие доказыванию обстоятельства, необходимые для удовлетворения требований о компенсации репутационного вреда (Постановление Президиума ВАС РФ от 17 июля 2012 г. № 17528/11). К таким обстоятельствам Суд отнес:

  • наличие противоправного деяния со стороны ответчика;
  • возникновение неблагоприятных последствий этих действий для истца;
  • причинно-следственная связь между действиями ответчика и возникновением неблагоприятных последствий на стороне истца.

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Судебная практика в вопросе, касающемся необходимости доказывать размер причиненного ущерба при заявлении требований о возмещении «репутационного» вреда, также пошла разными путями. Одним из них, отмечает Ольга Бенедская, стало полное отождествление нематериальных убытков с обычными убытками – как следствие, компаниям приходилось доказывать их размер (постановление Президиума ВАС РФ от 9 июля 2009 г. № 2183/09). Другим путем стало признание за юридическими лицами права на компенсацию «репутационного» вреда по правилам о компенсации морального вреда без необходимости представления доказательств его размера (постановление ФАС СЗО от 26 мая 2006 г. по делу № А05-9136/2005-23, постановление ФАС МО от 4 июля 2012 г. по делу № А40-77239/10-27-668).

При этом истцу не обязательно доказывать вину ответчика, поскольку она не относится к необходимым условиям ответственности за вред вследствие распространения сведений, порочащих деловую репутацию (ст. 1100 ГК РФ).

Как отмечает Артем Анпилов, многие судьи действительно делали различие между моральным и «репутационным» вредом: моральный вред, по их мнению, для юридических лиц не характерен, а нематериальный (репутационный) вред вполне допустим (постановление Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 4 августа 2014 г. № 18АП-7319/14, постановление Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 10 ноября 2014 г. № 18АП-11959/2014, решение Арбитражного суда Республики Татарстан от 3 июля 2014 по делу № А65-8173/2014, решение Арбитражного суда Тульской области от 24 июля 2014 г. по делу № А68-4311/2014, постановление Арбитражного суда Московского округа от 21 апреля 2015 г. № Ф05-3875/2015, постановление Арбитражного суда Московского округа от 23 марта 2015 г. № Ф05-1531/2015). Стоит отметить, что в случае умаления репутации юридического лица иск о ее защите может быть предъявлен только самим юридическим лицом. Однако, как подчеркивает Ольга Бенедская, если распространением тех или иных сведений о компании затрагивается репутация ее руководителя, в суд может обратиться и сам руководитель, но лишь в защиту своей репутации.

Тем не менее ряд судов буквально трактовал внесенные в ГК РФ с 1 октября 2013 года изменения и отказывал юридическим лицам в возмещении даже «репутационного» вреда (постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 19 мая 2014 г. № 15АП-5403/2014 по делу № А32-30805/2012, постановление Четвертого арбитражного апелляционного суда от 16 января 2015 г. № 04АП-6339/2014).

Поэтому вынесение Определения, по мнению Артема Анпилова, является ожидаемым и логичным ходом Суда, направленным в том числе и на упорядочение судебной практики в вопросе разграничения дел о взыскании юридическими лицами морального вреда и споров о защите деловой репутации. Эксперты также склонны считать, что данный судебный акт не окажет негативного влияния на практику, связанную с удовлетворением требований о выплате компенсации «репутационного» вреда организациям. Роман Гусак убежден: «Даже если практика судов развернется в противоположном направлении и начнутся отказы в удовлетворении требований о возмещении вреда репутации на основании п. 11 ст. 152 ГК РФ, юридические лица все же имеют шансы на то, чтобы отстоять право на компенсацию в КС РФ. Он с большой долей вероятности, подтвердит свою позицию о допустимости компенсации компаниям нематериального вреда, имеющего свое собственное содержание, которое отличается от содержания морального вреда, причиненного гражданину».

Документы по теме: Новости по теме:
  • Конституция Российской Федерации
  • Гражданский кодекс Российской Федерации
  • Федеральный закон от 30 апреля 2010 г. № 68-ФЗ «О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок»
  • Требования к органам управления и должностным лицам финансовых организаций предлагается усовершенствовать – ГАРАНТ.РУ, 28 апреля 2015 г.
  • В России может появиться словарь бранных и нецензурных слов и выражений русского языка для использования судами – ГАРАНТ.РУ, 19 марта 2015 г.
  • Третий пакет масштабных поправок в ГК РФ подписан Президентом РФ – ГАРАНТ.РУ, 4 июля 2013 г.

Судебная практика о компенсации морального вреда

4.88/5 (8)

Понятие морального вреда

Статьей 151 Гражданского кодекса РФ в понятие морального вреда, причиненного гражданину, включены страдания, перенесенные им – нравственные или физические. В соответствии со статьей кодекса, суд имеет право назначить компенсацию указанных страданий в денежной форме.

Обязанность возмещения возлагают на нарушителя, однако если причинами их возникновения выступают:

  • причинение вреда физическому лицу (его здоровью, жизни);
  • факт разглашения тайны, которая может оказать воздействие на личную жизнь гражданина. К примеру, в случае если был разглашен диагноз, поставленный человеку;
  • случаи незаконного посягательства на право неприкосновенности жилья гражданина (в т. ч. при проведении несанкционированного обыска по месту, где проживает лицо);
  • прочие случаи, определенные законом.

Этот вид компенсации выполняется в денежном выражении. Возмещаться этот вред должен независимо от взыскания с виновника материального ущерба.

Внимание! Суд, определяя сумму компенсации, учитывает степень перенесенных потерпевшим лицом страданий, а также берет во внимание его индивидуальные характеристики.

Судебная практика о возмещении ущерба

Просматривая судебную практику, можно заметить определенную тенденцию – несмотря на имеющееся право требовать возмещения, добиться через суд полной компенсации причиненного морального вреда достаточно сложно.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Компенсация морального вреда в Гражданском праве.

Истцу следует привести весомые доказательства того, что действиями ответчика ему были причинены страдания (морального или физического характера). Правильное определение суммы, подлежащей возмещению, также немаловажный момент. В этом вопросе следует руководствоваться принципом разумности и справедливости.

Загвоздка в том, что любой человек будет расценивать перечисленные принципы индивидуально, т. е. выражать свою точку зрения. Ко всему прочему, пострадавший гражданин должен быть справедливым в отношении своего обидчика, а это непростая задача.

Важно! Обычно в судебном процессе удовлетворяются требования тех истцов, где моральные страдания были обоснованы причиненными телесными повреждениями.

Большая часть выигрышных для истцов случаев приходится на судебные иски, где причинение морального ущерба связано с попаданием в дорожно-транспортное происшествие. Также положительные решения выносятся по делам о незаконных уголовных преследованиях лиц.

В таких ситуациях вина даже не берется во внимание, так как суд считает нанесенные данным фактом страдания бесспорными, и полностью признает заявленную сумму ущерба обоснованной.

Процедура возмещения этого вида ущерба – задача непростая, однако если доказательственная база полностью собрана, истца ждет положительное решение и однозначная компенсация.

Как видим, практика свидетельствует, что удачное рассмотрение дела в суде напрямую зависит от того, были ли причинены истцу кроме страданий душевного характера еще и физический ущерб.

От преступления

Когда потерпевший считает, что совершенным преступлением ему был причинен моральный ущерб, у него есть полное право требовать через суд финансово возместить его. Для этого следует направить отдельный гражданский иск.

Моральный вред, причиненный человеку, возмещается лишь на определенных этапах:

  • при заявлении об ущербе после того, как было заведено уголовное дело в отношении подозреваемого лица;
  • до фактического завершения судебного разбирательства по делу в суде в отношении виновного лица.

Помните! Направляя иск подобного характера, истец может не оплачивать государственную пошлину. Чтобы претендовать на возмещение, следует иметь веский повод, доказывающий, что вред действительно был нанесен в ходе совершенного преступления.

Рассматривается такого рода иск о причинении морального вреда в рамках и порядке, предусмотренных гражданским делопроизводством. Иск должен быть рассмотрен в указанный выше период, так как установление степени ущерба потерпевшему имеет, помимо гражданско-правового значения, еще и уголовное.

Уголовное законодательство определяет, что в список обстоятельств, которые должны устанавливаться в ходе уголовного процесса по делу, входит также вид и степень ущерба, который причинен действиями виновного лица. Эти данные имеют прямое значение для рассмотрения дела и его разрешения по сути.

В трудовых отношениях по договору

Одна из ситуаций возникновения нравственных страданий у человека, которые учитывает суд, проявляется еще на этапе трудоустройства.

Учтите! В случае отказа работодателя в трудоустройстве претендента на должность на основании дискриминирующих причин, гражданин, подвергшийся подобной несправедливости, имеет полное право пожаловаться на такие незаконные действия, возместив через суд причиненный ему моральный вред.

Однако при этом суд должен счесть действия ответчика неправомерными и имеющими признаки дискриминации. Подобное правило применяется и если дискриминация проявляется со стороны работодателя в ходе непосредственного выполнения гражданином своих трудовых обязанностей.

Взыскание с работодателя причиненного им морального вреда своему сотруднику или претенденту на должность возможно лишь в рамках материального вида ответственности.

Однако это правило действует, только если вред причинен непосредственно сотруднику. Когда же нарушены имущественные права работодателя, возможно лишь истребование с виновного лица прямого ущерба.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Компенсация морального вреда по закону о защите прав потребителей.

Моральные страдания сотрудника могут вызываться при наступлении следующих причин:

  • неправомерном расчете сотрудника с работы;
  • принятии незаконного решения руководством отстранить сотрудника от выполнения его рабочих задач;
  • отказе выполнения работодателем судебного решения, обязывающего полностью восстановить сотрудника на ранее занимаемой им должности;
  • причинении вреда имущественным ценностям сотрудника;
  • любом виде задержки полагающихся по закону выплат (в виде вознаграждения, заработной платы и т. п.);
  • несоблюдении законных сроков возврата трудовой книжки, занесении в нее недостоверных, намеренно измененных сведений.

Внимание! Если в период выполнения сотрудником своих трудовых обязанностей с ним произойдет несчастный случай, это еще одно основание обратиться к руководству организации с иском возместить в полной мере свои моральные страдания.

Существуют обстоятельства, при которых возмещение полагается и независимо от того, виновен работодатель или нет – когда сотруднику причиняется вред одним из механизмов на производстве, имеющих категорию «повышенной опасности». Обнаружить, кто именно виноват в нанесении человеку страданий (моральных и материальных), в этом случае помогает проведение отдельного расследования касательно произошедшего несчастного случая.

Помните! Когда все затраты, необходимые для полного восстановления здоровья работника, в полной мере обеспечены страховыми выплатами, положенными при обязательном соц. страховании, то выплата ущерба (морального) будет возложена именно на того, кто непосредственно виновен в произошедшем несчастном случае. В свою очередь, у работодателя имеется право на подачу в отношении виновника регрессного требования для возмещения понесенных убытков.

Посмотрите видео. Как происходит компенсация морального вреда?

В семейных отношениях

Отдельно следует выделить практику ведения судебных дел, непосредственно затрагивающих семейные правоотношения. Большинство дел касается наиболее распространенных в этой категории прав требований – о взыскании алиментных платежей.

Не будет секретом, что значительная часть отцов не желают содержать своих детей с момента регистрации развода, выбирая позицию уклонения от указанной в законе обязанности. Некоторые же, считая неверным толкование закона в объеме взыскания алиментов и не добившись требуемого через суд, принимают все возможные методы для сокрытия уровня своих доходов.

Именно исходя из них, рассчитываются подобные виды выплат. Так они искусственно и неправомерно влияют на сумму, которая достается второму супругу.

При изучении имеющейся практики судов, ВС РФ обнаружил, что часто в ходе предъявления требований о взыскании с ответчиков неустойки, начисление которой происходит при задержке выплат алиментов или же полном уклонении от их выплаты, истцы предъявляли дополнительное требование – компенсировать им моральный вред.

Обратите внимание! В действующем Семейном кодексе РФ не предусмотрено подобной правовой возможности, в соответствии с чем, подобного рода требования отклонялись и признавались судами полностью не обоснованными.

В семейном праве все же есть один случай, когда супруг, чьи права нарушили, может потребовать от виновника возместить ему вред морального характера , когда зарегистрированный брак в установленном порядке признается недействительным.

Если права одного из супругов нарушены неправомерными действиями второго супруга, первый может потребовать со второго возместить ему кроме финансового ущерба так же и моральный.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Как происходит оценка морального ущерба?

При ДТП и в других случаях

Чаще всего в практике судов дела о компенсации морального ущерба касаются или дорожно-транспортных происшествий, или защиты потребительских прав. Это вполне обоснованная статистика: большая часть населения страны постоянно участвует в том или ином статусе в дорожном движении, а также является потребителями (покупая товары или пользуясь услугами).

В случае причинения вреда потребителю действиями продавца (производителя), нарушающими его законные права, компенсация возможна только при доказательстве вины. Ущерба имущественного характера вместе с тем может и не быть.

При этом объем присуждаемой суммы зависит от того, насколько дорогим является товар или же предоставленная услуга. Проще говоря, у покупателя объекта недвижимости есть возможность претендовать на большее возмещение, нежели у человека, купившего пылесос или туристическую путевку.

Помните! Что касается случаев с ДТП, то здесь для компенсации морального вреда наличие вины не требуется. Так как любой транспорт являет собой «повышенную опасность» для окружающих, при наступлении фактов травматизма или смерти одного из участников движения, обязанность возмещение вреда лежит на собственнике средства передвижения. Когда во время происшествия погибает человек, право требования возмещения возникает у членов его семьи.

Когда компенсироваться должен вред, возникший в результате причинения фактического повреждения имуществу (автомобилю) пострадавшего лица, суд принимает решение, основываясь исключительно на наличии в этом вины ответчика. Истец при этом должен представить доказательства причинения ему вреда подобными неправомерными действиями и установить взаимосвязь действий ответчика и нанесенных им повреждений.

Важно! При установлении виновности в ДТП истца, вопрос с компенсацией причиненного ему морального ущерба не рассматривается.

Как составить претензию на возмещение морального ущерба?

Что делать дальше после получения исполнительного листа, .

Как составить исковое заявление о возмещении морального ущерба, читайте по ссылке: https://potreb-prava.com/dokumenty/sudebnoe-razbiratelstvo/iskovye-zayavleniya/obrazec-iskovogo-zayavleniya-v-sud-o-vozmeshhenii-moralnogo-ushherba.html

Основания для взыскания компенсации

Чтобы взыскать такого рода ущерб, следует знать, какие случаи расцениваются с точки зрения закона как достаточные для компенсации:

  • при посягательстве на личные блага гражданина (нематериального характера);
  • при фактах посягательств на имущественные прав гражданина, к примеру, любые корыстные преступления, совершенные в отношении него (кража, грабеж, мошенничество и т. п.);
  • когда нарушаются авторские права человека;
  • при возникновении фактов незаконного ограничения (лишения) свободы;
  • в случае причинения гражданину (его личному имуществу) вреда несовершеннолетним лицом или лицом, страдающим психическим расстройством (заболеванием);
  • при доказательстве неправомерных взысканий в отношении гражданина (в рамках гражданского/административного производства);
  • когда человека незаконно лишают места его трудоустройства;
  • при необоснованных дисциплинарных взысканиях с работника, инициированных его работодателем;
  • при наличии фактов оказания некачественной услуги, а также реализации продукции низкого качества;
  • на основании прочих обстоятельств, оценка которых происходит индивидуально.

Внимание! Наши квалифицированные юристы окажут вам помощь бесплатно и круглосуточно по любым вопросам.

Размер взыскиваемой суммы

Понятие компенсации указанного вреда – оценочное, поэтому судьи при установлении ее суммы оценивают каждую ситуацию индивидуально.

В действующих нормативно-правовых актах отсутствуют какие-либо упоминания критериев для точного определения необходимой компенсации при причинении морального вреда. Судьи исходят из общего правила и действуют на свое личное усмотрение в рамках предоставленной им законом процессуальной свободы (Определение №276-О, вынесенное КС РФ 15.07.2004 г.).

Именно поэтому величина компенсируемой суммы непосредственно связана с индивидуальной оценкой судьями рассматриваемого дела. Определить для подобного вида компенсаций конкретные минимальные/максимальные рамки довольно проблематично.

Последнее время судьи дополнительно учитывают еще один момент – желают ли стороны по делу уладить ситуацию между собой, исключив дальнейшее судебное разбирательство.

Внимание! Когда судом определено, что истцом намеренно было отказано ответчику в досудебном урегулировании вопроса и он прибегнул к помощи суда исключительно в целях своего обогащения, компенсация ущерба, причиненного действиями виновного лица, утверждается на минимальном уровне.

При утверждении в судебном порядке суммы компенсируемого вреда, действия судей направлены, в первую очередь, на максимально возможное возмещение истцу реально причиненного ему морального ущерба. Однако при этом они следят за исключением случаев неправомерного обогащения истцов, а также за соответствием суммы финансовому статусу ответчика, дабы не ввести последнего в тяжелое положение.

Судебная практика за рубежом характеризуется высокими суммами взысканий ущерба. Для их судебной системы – это в порядке вещей. Судебная структура РФ, напротив, не отличается назначением излишне крупных сумм, взыскиваемых в качестве морального ущерба.

Что влияет на определение суммы компенсации судом?

Все же некоторые действующие НПА (нормативно-правовые акты) имеют общие рекомендации для правильного установления судьями объема возмещения морального ущерба.

Так, Гражданский кодекс РФ гласит, что при его определении суды должны принимать во внимание:

  • личные особенности потерпевшего лица (истца);
  • характер и степень виновности обвиняемого лица (ответчика/подсудимого);
  • в каждом случае должны соблюдаться принципы разумности и справедливости принятия решения;
  • прочие обстоятельства, которые суд посчитает решающими.

В законе «О защите прав потребителей» говорится, что потребитель может требовать с ответчиков (продавцов, изготовителей товаров или же их официальных представителей) возместить вред только в случае, если вина указанных лиц доказана. Если вред потребителю был нанесен не по их вине, а в связи с возникновением форс-мажора, компенсации не последует.

Учитывая все указанные рекомендации, в ходе судебного процесса максимально точно устанавливается объем надлежащей компенсации.

Сроки возмещения

Срок, в течение которого должен возмещаться причиненный вред, определяется сторонами (истцом/ответчиком) при рассмотрении дела в суде. Отдельное ходатайство может прилагаться к заявлению.

Установление сроков зависит от благосостояния ответчика – причинителя вреда и его возможностей возместить определенную судом сумму ущерба.

Посмотрите видео. Судебная статистика о размере компенсации морального вреда:

Решение суда о компенсации морального вреда 2016 г.

Дело № 2-56/2016

Р Е Ш Е Н И Е

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

30 марта 2016 года гор. Ижевск

Устиновский районный суд г. Ижевска Удмуртской Республики в составе:

председательствующего — судьи Черединовой И.В.,

при секретаре – Ивановой А.В.,

pассмотpев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску <данные изъяты> к ИП Угланову В.П. о компенсации морального вреда,

у с т а н о в и л :

<данные изъяты> обратилась в суд с иском к ИП Угланову В.П. о компенсации морального вреда.

Свои требования мотивировала тем, что ДД.ММ.ГГГГ в <данные изъяты>. она вышла из дома и пошла на работу в БУЗ УР 1 РКБ МЗ УР. В <данные изъяты> проходя мимо здания ООО «Уралоптторг-ЖРП» в направлении автобусной остановки «<адрес>», она поскользнулась и упала, почувствовав резкую боль в правой руке. На работе в приемном покое больницы ей сделали снимок и поставили диагноз – перелом, иммобилизовали л/з сустав. В течение 45 дней она была нетрудоспособны, при этом испытывала моральные страдания. Оказалась беспомощной, так как из строя вышла правая рука, испытывала физическую боль, не могла заняться вязанием и шитьем. Рука до сих пор не восстановилась в полной мере, она не может готовить еду, пользоваться ножом, писать. Из-за больничного она была вынуждена отменить празднование своего юбилея.

Просит взыскать с ответчика ИП Угланова В.П. компенсацию морального вреда в размере <данные изъяты>.

В судебном заседании истец <данные изъяты> и ее представитель Ихсанов А.Ф. на удовлетворении исковых требований настаивают в полном объеме. Просят взыскать с ИП Угланова В.П. компенсацию морального вреда в размере <данные изъяты>

В судебное заседание ответчик ИП Угланов В.П. не явился, судом приняты меры к надлежащему извещению о дне, месте, времени рассмотрения дела.

В соответствии со ст. 116 ГПК РФ судебная повестка, адресованная гражданину, вручается ему лично под расписку. Повестка может быть вручена кому-либо из проживающих совместно с ним взрослых членов семьи. При временном отсутствии адресата, в корешке повестки отмечается, куда выбыл адресат и когда ожидается его возвращение. В случае, если неизвестно место пребывания адресата, об этом делается соответствующая отметка с указанием источника информации.

Согласно ст. 119 ГПК РФ при неизвестности места пребывания ответчика суд приступает к рассмотрению дела после поступления в суд сведений об этом с последнего известного места жительства ответчика.

В силу ст. 20 ГК РФ местом жительства признается место, где гражданин постоянно или преимущественно проживает.

Ответчик в судебное заседание не явился, извещался о дне, времени и месте рассмотрения дела по последнему известному месту жительства и нахождения, согласно почтовому уведомлению за судебной повесткой в почтовое отделение связи не явился неоднократно, судебная повестка с приложенными документами возвращена в суд по истечении срока хранения в соответствии с п.п. 3.4, 3.6 «Особых условий приема, вручения, хранения и возврата почтовых отправлений разряда «Судебное», утвержденных Приказом Генерального директора ФГУП «Почта России» от 19 июля 2005 г. № 247.

Уведомления суда, которые направлялись ответчику, возвратились с отметкой об истечении срока хранения. При этом, риск неблагоприятных последствий, вызванных нежеланием являться в отделение почтовой связи за получением судебных уведомлений, несет в силу ч. 1 ст. 165.1 ГК РФ сам ответчик. Доказательств, свидетельствующих о наличии уважительных причин, лишивших ответчиков возможности являться за судебными уведомлениями в отделение связи не представлено.

По смыслу ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах от 16.12.1966 г. (ратифицирован Указом Президиума ВС СССР от 18.09.1973 г. № 4812-VIII), лицо само определяет объем своих прав и обязанностей в гражданском процессе. Поэтому лицо, определив свои права, реализует их по своему усмотрению. Распоряжение своими правами по усмотрению лица является одним из основополагающих принципов судопроизводства.

Неявка лица, извещенного в установленном порядке о времени и месте рассмотрения дела, является его волеизъявлением, свидетельствующим об отказе от реализации своего права на непосредственное участие в судебном разбирательстве дела и иных процессуальных прав, в том числе права на предоставление суду возражений по иску и доказательств в их подтверждение, поэтому не является преградой для рассмотрения судом дела по существу. Избрав такой способ защиты своих прав, доказательств, в подтверждение имеющихся возражений относительно заявленных исковых требований, в соответствии со ст. 56 ГПК РФ ответчик суду не представил.

Суд, изучив материалы дела, в соответствии со ст. 167 ГПК РФ считает возможным рассмотреть дело в отсутствие ответчика, поскольку судом приняты достаточные меры для извещения о дне, времени и месте рассмотрения дела, а, именно, предпринимались меры для надлежащего извещения по последнему известному месту жительства.

Свидетель ФИО6 суду показала, что в ДД.ММ.ГГГГ. она вышла рано утром чистить машину. Около <данные изъяты> она увидела, как упала женщина на дорожке с торца дома, в котором расположено ООО «Уралоптторг-ЖРП». Дорожка идет от 30 и 48 дома, мимо ООО «Уралопторг-ЖРП» вниз и дальше до 64, 70 дома.

Свидетель ФИО7 суду показала, что ей известно, что <данные изъяты> в конце январе упала на дорожке на <адрес>, у ООО «Уралоптторг-жрп» и сломала руку, в это же утро она тоже упала на том же месте. ДД.ММ.ГГГГ ей <данные изъяты> показывала место падения. После падения истец 2 месяца находилась на больничном, принимала физиолечение, блокаду. До сих пор жалуется на боли в руке, правой рукой не может работать.

Суд, выслушав позицию истца и ее представителя, показания свидетелей, исследовав представленные доказательства, считает установленными следующие обстоятельства, имеющие значение для рассмотрения дела.

Согласно акту расследования несчастного случая, произошедшего по пути на работу, <данные изъяты> ДД.ММ.ГГГГ в <данные изъяты> когда шла на остановку общественного транспорта «<адрес>» по дороге поскользнулась и упала, при этом травмировала правую руку. ДД.ММ.ГГГГ обратилась в приемное отделение для оказания медицинской помощи, где поставлен диагноз и выдан больничный лист.

Согласно листу нетрудоспособности № от ДД.ММ.ГГГГ <данные изъяты> освобождена от работы с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ

Согласно заключению отделения лучевой диагностики от ДД.ММ.ГГГГ у <данные изъяты> определяется перелом правой лучевой кости в типичном месте со смещением на ширину кортикального слоя. Перелом шиловидного отростка правой локтевой кости без смещения.

Согласно записи из амбулаторной карты <данные изъяты> ДД.ММ.ГГГГ находилась на приеме у врача травматолога-ортопеда с жалобами на боль, ограничение физически правой кисти, со слов: травма от ДД.ММ.ГГГГ по пути на работу на улице.

Согласно выписке из истории болезни № <данные изъяты> находилась на стационарном лечении во 2 неврологическом отделении с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ с даигнозом <данные изъяты>

Согласно выписке из ЕГРИП от ДД.ММ.ГГГГ Угланов В.П. является индивидуальным предпринимателем.

ДД.ММ.ГГГГ между Администрацией Устиновского района г. Ижевска (Заказчик) и ИП Углановым В.П. (Подрядчик) заключен муниципальный контракт №, согласно которому подрядчик обязуется выполнить работы по содержанию тротуаров Устиновского района муниципального образования г. Ижевск в ДД.ММ.ГГГГ соответствии с Перечнем объектов, Техническим заданием и сметой. Срок выполнения работ с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ

Согласно Приложению 1 к контракту тротуар, расположенный от жилого <адрес> в сторону жилого <адрес>, относится к списку объектов, на обслуживание которых заключен контракт.

Согласно техническому заданию (Приложение 2 к контракту) в состав работ входят: обработка тротуаров противогололедными реагентами, заготовленными подрядчиком; сгребание и подметание снега; скалывание льда и удаление снежно-ледяных образований; установка временных предупреждающих дорожных знаков на участках тротуаров, имеющих дефекты, опасные для движения пешеходов; организация круглосуточных (включая выходные и праздничные дни) работ и дежурства спецтехники, диспетчерской службы; сквер «Парк Желаний» очищается малогабаритной техникой (либо вручную).

Согласно п.п. 4.4.1 муниципального контракта № подрядчик обязуется обеспечить выполнение работ, предусмотренных разделом 2 контракта, в соответствии с условиями настоящего контракта, стандартами, техническими и технологическими требованиями и нормами к соответствующим (предусмотренных настоящим контрактом) видам работ, природоохранными мероприятиями и действующими санитарными нормами, а также Правилами благоустройства г. Ижевска, утвержденными Решением Городской думы г. Ижевска от ДД.ММ.ГГГГ №.

Согласно п.п. 4.4.9 муниципального контракта № подрядчик обязуется незамедлительно принимать меры (выполнить работы) по устранению любых причин и условий, создающих угрозу безопасности и бесперебойности движения пешеходов.

Согласно п. 6.1 муниципального контракта за невыполнение или ненадлежащее выполнение обязательств по контракту стороны несут ответственность в соответствии с действующим законодательством.

Согласно п. 6.9 муниципального контракта подрядчик несет имущественную и иную ответственность в объеме причиненного ущерба третьим лицам (в том числе дорожно-транспортное происшествие) в случае, если будет установлено, что причиной возникновения ущерба явилось несвоевременное или некачественное выполнение работ по контракту.

Согласно заключению комиссионной судебно-медицинской экспертизы № от ДД.ММ.ГГГГ у <данные изъяты> ДД.ММ.ГГГГ имелись повреждения характера закрытого перелома дистального метаэпифиза правой лучевой кости (в типичном месте) без смещения, закрытого перелома шиловидного отростка локтевой кости без смещения. Подобные переломы возникают при координированном падении на вытянутую руку. Давность образования повреждений не противоречит сроку, указанному в исковом заявлении, т.е. ДД.ММ.ГГГГ Данные повреждения, как единый комплекс травмы, причинили вред здоровью средней тяжести по признаку длительного расстройства здоровья, т.е. временного нарушения функций органов и (или) систем (временная нетрудоспособность) продолжительностью свыше трех недель (более 21 дня). Указание <данные изъяты> на то, что она ДД.ММ.ГГГГ «упала на правую руку», не противоречит экспертным данным относительно времени, локализации и механизма образования указанных повреждений. Следовательно, при обстоятельствах, указанных <данные изъяты>, возможно образование закрытого перелома дистального эпиметафиза правой лучевой кости (в типичном месте) с небольшим смещением, закрытого перелома шиловидного отростка правой локтевой кости без смещения. Неврологических заболеваний и заболеваний желудочно-кишечного тракта, состоящих в причинно-следственной (прямой) связи с вышеуказанными повреждениями, не выявлено.

Проанализировав установленные по делу обстоятельства, суд считает необходимым исковые требования <данные изъяты> к ИП Угланову В.П. о компенсации морального вреда удовлетворить частично.

В силу ч. 3 ст. 123 Конституции РФ судопроизводство осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон.

Согласно разъяснениям, содержащимся в п. 10 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 31.10.1995 г. № 8 «О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия», при рассмотрении гражданских дел следует исходить из представленных истцом и ответчиком доказательств.

Согласно ч. 2 ст. 195 ГПК РФ суд основывает решение только на тех доказательствах, которые исследованы в судебном заседании.

В силу ч. 3 ст. 196 ГПК РФ суд принимает решение по заявленным истцом требованиям.

В силу ст. 67 ГПК РФ суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств. Никакие доказательства не имеют для суда заранее установленной силы. Суд оценивает относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности.

В соответствии со ст. 1 ГК РФ гражданское законодательство основывается на признании равенства участников регулируемых им отношений, неприкосновенности собственности, свободы договора, недопустимости произвольного вмешательства кого-либо в частные дела, необходимости беспрепятственного осуществления гражданских прав, обеспечения восстановления нарушенных прав, их судебной защиты.

Согласно ст. ст. 10, 12 ГК РФ не допускаются действия граждан, осуществляемые исключительно с намерением причинить вред другому лицу, а также злоупотребление правом в иных формах. Защита гражданских прав осуществляется, в том числе, путем восстановления положения, существовавшего до нарушения права, и пресечения действий, нарушающих право или создающих его нарушения.

С учетом изложенного следует, что гражданское законодательство призвано на восстановление гражданских прав и интересов граждан лишь в случае нарушения таковых прав и интересов либо угрозы нарушения.

Гражданские права должны осуществляться в соответствии с требованиями закона (ст. 10 ГК РФ) о соблюдении начал разумности и добросовестности поведения граждан.

Согласно ст. 150 ГК РФ жизнь и здоровье и другие нематериальные блага, принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона, неотчуждаемы и непередаваемы иным способом. Нематериальные блага защищаются в соответствии с гражданским законодательством и другими законами в случаях и в порядке, ими предусмотренных, а также в тех случаях и тех пределах, в каких использование способов защиты гражданских прав (ст. 12 ГК РФ) вытекает из существа нарушенного нематериального права и характера последствий этого нарушения.

Согласно ст. 151 ГК РФ, если гражданину причинен моральный вред (физические и нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права, либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации морального вреда.

Общим основанием деликтной ответственности, регулируемой положениями главы 59 ГК РФ, является одновременное наличие следующих условий:

1) противоправность поведения лица, причинившего вред;

2) наступление вредоносных последствий (вреда);

3) непосредственная причинно-следственная связь между указанными элементами;

4) вина лица, причинившего вред.

Непременная совокупность данных условий требуется во всех случаях, если иное не установлено законом, предусматривающим специальное основание наступления ответственности вследствие причинения вреда.

Противоправное поведение имеет две формы – действие или бездействие. Бездействие должно признаваться противоправным лишь тогда, когда на причинителе лежала обязанность совершить соответствующее действие.

В силу ст. 1064 ГК РФ вред, причиненный личности или имуществу гражданина,… подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.

В соответствии с пунктом 11 Постановления Пленума Верховного Суда РФ № 1 от 26 января 2010 г. «О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина», судам разъяснено, что по общему правилу, установленному п.п. 1 и 2 ст. 1064 ГК РФ, ответственность за причинение вреда возлагается на лицо, причинившее вред, если оно не докажет отсутствие своей вины. В случаях, специально предусмотренных законом, вред возмещается независимо от вины причинителя вреда (п. 1 ст. 1070, ст. 1079, п. 1 ст. 1095, ст. 1100 ГК РФ). Обязанность по возмещению вреда может быть возложена на лиц, не являющихся причинителями вреда (ст.ст. 1069, 1070, 1073, 1074, 1079 и 1095 ГК РФ).

Установленная ст. 1064 ГК РФ презумпция вины причинителя вреда предполагает, что доказательства отсутствия его вины должен представить сам ответчик. Потерпевший представляет доказательства, подтверждающие факт увечья или иного повреждения здоровья, размер причиненного вреда, а также доказательства того, что ответчик является причинителем вреда или лицом, в силу закона обязанным возместить вред.

В соответствии со ст. 702 ГК РФ по договору подряда одна сторона (подрядчик) обязуется выполнить по заданию другой стороны (заказчика) определенную работу и сдать ее результат заказчику, а заказчик обязуется принять результат работы и оплатить его. К отдельным видам договора подряда (бытовой подряд, строительный подряд, подряд на выполнение проектных и изыскательских работ, подрядные работы для государственных нужд) положения, предусмотренные настоящим параграфом, применяются, если иное не установлено правилами указанного Кодекса об этих видах договоров.

В соответствии с ч. 1 ст. 764 ГК РФ по государственному или муниципальному контракту подрядчиком может выступать юридическое или физическое лицо.

В соответствии с ч. 3 ст. 764 ГК РФ по муниципальному контракту муниципальными заказчиками могут выступать органы местного самоуправления, а также иные получатели средств местных бюджетов при размещении заказов на выполнение подрядных работ за счет бюджетных средств и внебюджетных источников финансирования.

В силу ст. 765 ГК РФ основания и порядок заключения государственного или муниципального контракта определяются в соответствии с положениями ст. ст. 527 и 528 ГК РФ.

В соответствии со ст. 527 ГК РФ государственный или муниципальный контракт заключается на основе заказа на поставку товаров для государственных или муниципальных нужд, размещаемого в порядке, предусмотренном законодательством о размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд.

В соответствии со ст. 766 ГК РФ государственный или муниципальный контракт должен содержать условия об объеме и о стоимости подлежащей выполнению работы, сроках ее начала и окончания, размере и порядке финансирования и оплаты работ, способах обеспечения исполнения обязательств сторон.

В силу ст. 768 ГК РФ к отношениям по государственным или муниципальным контрактам на выполнение подрядных работ для государственных или муниципальных нужд в части, не урегулированной гражданским законодательством, применяется закон о подрядах для государственных или муниципальных нужд.

В рамках надлежащего выполнения возложенных функций Администрация Устиновского района г. Ижевска ДД.ММ.ГГГГ заключила с ИП Углановым В.П. муниципальный контракт, на основании которого на ответчика возложены обязательства по содержанию тротуаров Устиновского района муниципального образования г. Ижевск с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ, в том тротуар, расположенный вдоль домов четной стороны <адрес>. В состав работ входят: обработка тротуаров противогололедными реагентами, заготовленными подрядчиком; сгребание и подметание снега; скалывание льда и удаление снежно-ледяных образований…. Подрядчик обязался незамедлительно принимать меры (выполнить работы) по устранению любых причин и условий, создающих угрозу безопасности и бесперебойности движения пешеходов.

Таким образом, ответчик ИП Угланов В.П. имел возможность надлежащим образом своевременно исполнить свою обязанность по содержанию тротуаров по <адрес> в состоянии безопасном для дорожного движения. Не смотря на это, ДД.ММ.ГГГГ допустил ненадлежащее содержание тротуара по <адрес>, в следствии чего, в результате падения истец <данные изъяты> получила телесные повреждения.

При этом ИП Угланов В.П. не представил доказательств надлежащего исполнения обязанностей по муниципальному контракту.

С учетом изложенного, суд приходит к выводу о том, что лицом, виновным в произошедшем, является ответчик ИП Угланов В.П., не исполнивший надлежащим образом возложенную на него обязанность по обеспечению состояния тротуара по <адрес>, требованиям безопасности движения пешеходов, и не предпринявший необходимых мероприятий, направленных на своевременную обработку тротуаров противогололедными реагентами, сгребание и подметание снега, скалывание льда и удаление снежно-ледяных образований. Неправомерное бездействие ответчика находится в прямой причинно-следственной связи с произошедшим и наступившими последствиями в виде причинения телесных повреждений истцу. Доказательств обратного суду ответчиком не представлено.

С учетом изложенного, суд полагает, что у ответчика ИП Угланова В.П. возникла обязанность по возмещению истцу <данные изъяты> компенсации морального вреда.

Согласно ст. 1101 ГК РФ компенсация морального вреда осуществляется в денежной форме. Размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, а также степени вины причинителя вреда в случаях, когда вина является основанием возмещения вреда. При определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости. Характер физических и нравственных страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, и индивидуальных особенностей потерпевшего.

Как разъяснено Постановлением Пленума Верховного Суда РФ № 10 от 20.12.1994 г. «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда» под моральным вредом понимаются нравственные или физические страдания, причиненные действиями (бездействием), посягающими на принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона нематериальные блага (жизнь, здоровье, достоинство личности, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна и т.п.) Моральный вред, в частности, может заключаться в нравственных переживаниях в связи с физической болью, связанной с повреждением здоровья либо в связи с заболеванием, перенесенным в результате нравственных страданий. Размер компенсации зависит от характера и объема, причиненных истцу нравственных или физических страданий, степени вины ответчика в каждом конкретном случае, иных заслуживающих внимания обстоятельств. При определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости. Степень нравственных или физических страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств причинения морального вреда, индивидуальных особенностей потерпевшего и других конкретных обстоятельств, свидетельствующих о тяжести перенесенных им страданий.

В соответствии с разъяснениями, данными в п. 32 Постановления Пленума Верховного Суда РФ № 1 от 26.01.2010 г. «О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни и здоровью гражданина», учитывая, что причинение вреда жизни или здоровью гражданина умаляет его личные нематериальные блага, влечет физические или нравственные страдания, потерпевший, наряду с возмещением причиненного ему имущественного вреда, имеет право на компенсацию морального вреда при условии наличия вины причинителя вреда. При этом суду следует иметь в виду, что, поскольку потерпевший в связи с причинением вреда его здоровью во всех случаях испытывает физические или нравственные страдания, факт причинения ему морального вреда предполагается. Установлению в данном случае подлежит лишь размер компенсации морального вреда.

Поскольку моральный вред по своему характеру не предполагает возможности его точного выражения в деньгах и полного возмещения, предусмотренная законом денежная компенсация должна лишь отвечать признакам справедливого вознаграждения потерпевшего за перенесенные страдания.

Характер физических и нравственных страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств, при которых причинен моральный вред, и индивидуальных особенностей потерпевшего.

Нравственные и физические страдания <данные изъяты> выразились в том, что последняя испытала физическую боль, истцу причинен вред здоровью.

Факт причинения истцу физических и нравственных страданий, так и негативные для истца последствия, вызванные некачественно проведенными работами по обработке тротуаров противогололедными реагентами, сгребанием и подметанием снега, скалыванием льда и удалением снежно-ледяных образований и возникшими осложнениями состояния здоровья, а также сам по себе факт причинения вреда здоровью презюмирует наличие у потерпевшего шокового, психотравмирующего положения, поскольку в любом случае связано с негативными последствиями применительно к состоянию здоровья человека.

В силу ч. 1 ст. 61 ГПК РФ суд признаёт общеизвестным и не нуждающимся в доказывании факт наличия физических страданий и боли у истца <данные изъяты> при получении ею указанных выше телесных повреждений.

Учитывая обстоятельства дела и установленные факты в ходе рассмотрения дела, суд полагает возможным взыскать с ответчика в пользу истца денежную компенсацию морального вреда в размере <данные изъяты>., частично удовлетворив заявленные истцом требования, поскольку данная сумма, с учетом установленных по делу обстоятельств, по мнению суда, в наибольшей степени отвечает требованиям разумности и справедливости, а также способствует восстановлению баланса между нарушенными правами истца и мерой ответственности, применяемой к ответчику.

Согласно ч. 1 ст. 88 ГПК РФ судебные расходы состоят из государственной пошлины и издержек, связанных с рассмотрением дела.

В соответствии со ст. 94, ст. 98 ГПК РФ стороне, в пользу которой состоялось решение суда, суд присуждает возместить с другой стороны все понесенные по делу судебные расходы.

С учетом изложенного, суд полагает необходимым отнести затраты по проведению экспертного заключения, проведенного Бюджетным учреждением здравоохранения «Бюро судебно-медицинской экспертизы Министерства здравоохранения УР», в размере <данные изъяты>., которые взыскать с ИП Угланова В.П., в связи с удовлетворением исковых требований.

На основании вышеизложенного, руководствуясь ст.ст. 194-199, 209 ГПК РФ, суд

Р Е Ш И Л :

Исковые требования <данные изъяты> к ИП Угланову В.П. о компенсации морального вреда, удовлетворить частично.

Взыскать с ИП Угланова В.П. в пользу <данные изъяты>:

Компенсацию морального вреда в размере <данные изъяты>

судебные расходы, понесенные в связи с проведением экспертизы, в размере 3<данные изъяты>

Решение может быть обжаловано в Верховный Суд Удмуртской Республики в течение месяца со дня изготовления решения в окончательной форме через Устиновский районный суд г. Ижевска.

Судья Устиновского районного суда

гор. Ижевска Удмуртской Республики – Черединова И.В.

СПРАВКА: Решение в окончательной форме изготовлено 27 апреля 2016 г.

Судья Устиновского районного суда

гор. Ижевска Удмуртской Республики – Черединова И.В.